Интервью «Любой актер хочет быть подан с любовью»

Светлана Крылова // «Творческие люди и их жизнь», 10.03.2010

 

Страница 1

Профессия художника по театральному костюму — профессия многогранная и требует разнообразных знаний. Это умение работать с цветами, фактурой линией и формой, а также разбираться в тканях, технологии пошива. Уметь применить множество приемов по окраске и художественной росписи тканей. Настоящий художник театрального костюма должен любит театр. Любить так, как известный художник Михаил Воробейчик.

Здравствуйте! Скажите, а кто для вас является музой?

Моя муза — это не конкретная женщина, а состояние души, откликающееся на красоту.

Вы помните свой первый костюм, который сотворили? Сколько времени ушло на его подготовку?

Мой первый театральный костюм был сшит для актрисы Людмилы Вагнер, когда я еще учился в институте и проходил практику в Театре Комедии им. Н.А. Акимова. Там шел спектакль «Аквариум», в котором она вводилась на роль махровой спекулянтки, и некому было осуществить этот ввод. Тогда я придумал ей костюм. Мы побежали в тогдашний Дом Ленинградской Торговли, купили какой-то кусок гобелена, и сделали из него платье, в котором она потом выходила на аплодисменты.

Вам, как мастеру, художнику, как удается переносить героев спектакля и зрителей в любую страну и в любое столетие?

Интерес к историческому костюму в моей душе, душе художника, — то возникает, то исчезает. Когда я работал в Александринском театре — там хотелось докопаться до самых тонкостей исторического костюма и сделать попадание в эпоху максимально точным. В других же ситуациях, например в моих работах в Молодежном театре, костюм должен быть вневременным, фантазийным, уходить в образ спектакля. Хотя исторический костюм я очень люблю и могу сказать, что на сегодняшний день историю одежды знаю досконально.

Страница 2

Где же вы берете нужную ткань и выкройку?

С тканями очень интересная история — за двадцать лет моей профессиональной жизни несколько раз менялся их ассортимент. Например, в какой-то момент появилось много настоящих красивых декоративных тканей. Абсолютно неожиданных. Сейчас же наступило время, когда люди ищут добротные, надежные материалы, и их ассортимент — достаточно бытовой. Поэтому часто для какого-нибудь фантазийного костюма приходится что-то придумывать, прибегать к разным театральным способам. Процесс нахождения ткани бывает очень быстрым, бывает очень долгим, но часто это зависит не от степени моей сосредоточенности на работе, а от того, что предложено в наших магазинах. Сейчас с выбором тканей достаточно плохо и искать их приходится долго, особенно когда точно знаешь, чего ты хочешь. Выкройки же всегда по эскизам и моим комментариям делают профессиональные закройщики. Это очень тонкая специальность, которой владеет не так много людей, но зато они всегда профессионалы своего дела.

Какой костюм вам пришлось создавать труднее всего?

Я даже не смогу вспомнить. Все-таки перед тем, как создавать любой костюм, я все продумываю до малейших деталей. Сложности могут возникать, когда ты еще что-то про будущий костюм не знаешь, а уже начинаешь его делать. А так не бывает: все-таки производственный цикл запускается, когда ты уже готов в каждом нюансе.

Что сегодня предпочитают актеры? Происходят ли у вас с ними разногласия?

С актерами у меня не бывает разногласий априори. Потому что я всегда заранее проговариваю с ними все детали. Вот я знаю, что случаются скандалы, отмены костюмов. Но у меня были отличные педагоги, которые объяснили, что в конечном итоге работает с костюмом актер.

Страница 3

И если я пойду вразрез с его мнением, то уверяю, что любой артист найдет тысячу приемов сделать костюм незаметным. Зато, если костюм нравится — в выигрыши оказывается и художник: значит, актером из костюма будет вытащено все возможное. Хотя капризы иногда бывают. Этим славятся актрисы некоторых театров. Сложности случаются, когда сам артист не знает, что он будет играть, чего он хочет. Но художник по костюмам должен быть дипломатом и уметь преодолевать все эти трудности. Понятно, что любой женщине — актрисе хочется выглядеть эффектно, но умная артистка всегда находит, как это сделать тонко. Скажу пафосно: любой актер хочет быть подан с любовью. Если он видит, что им занимаются, что разговаривают про образ, про детали, — он сумеет найти с художником общий язык.

Вы следите за сегодняшней модой? Оказывает ли она на вас влияние?

Мне очень интересно все, что происходит в мире. Я с большим увлечением за этим наблюдаю. Тем более, что сейчас это просто, благодаря каналам типа Fashion TV. Это раньше мы бегали, выискивали какие-то журналы, чтобы узнать, что в мире делается. Сейчас в мировой моде существует некая растерянность. Потому что модельеры типа Гальяно, избыточные и фантазийные, вдруг стали пытаться вносить в свои произведения некую строгость. Прошло время, когда все кидались в какое-то буйство праздника, красок. Из моды как таковой я очень ценю нашего питерского модельера — Татьяну Котегову. Как я понимаю — это высочайший уровень моды, знания, понимания предмета. И любой поворот ее деятельности — это всегда очень талантливо. Я считаю ее номер раз не только в России, но и мире. Конечно, я рассматриваю не бытовую моду, а тот момент театральности, который в ней есть. Поэтому из модельеров мне нравится Джон Гальяно. Безумно талантлива Вивьен Вествуд. Очень жаль Александа Маккуина — потому что это был большой художник. Даже если мне не нравится какая-то конкретная коллекция этих модельеров — всегда крайне интересно, как это сделано. Еще большие молодцы японцы. У меня есть ощущение, что еще чуть-чуть, и они обгонят Францию.

Страница 4

А на показах часто бываете?

Когда у меня есть возможность, и у Татьяны Коеговой есть показ — я бегу на него, только свист стоит. У меня сейчас очень плотная жизнь — и поэтому для того, чтобы куда-то пойти, мне нужна реальная гарантия, что я проведу время не зря. И вот Котегова такую гарантию дает всегда.

Расскажите, для кого из последних селебрити, вы сшили костюм?

Первая серия вышивок, которые я сейчас сделал, появилась в коллекции Народной артистки России Ольги Антоновой. И скоро будет еще одна — сделанная специально для нее. Когда делаешь работу для актрис такого уровня — всегда понимаешь, что она должна быть экстраординарная. А идеальная работа с актрисой над театральным костюмом сложилась у меня с Екатериной Дроновой в спектакле «Забыть Герострата» в Молодежном театре на Фонтанке.

Что же самое главное в театральном костюме?

Он не может быть скучным. К сожалению, сейчас театральный костюм перестает быть искусством. Существует мода в театре, когда всего Мольера нужно сыграть в застенках гестапо, а Шекспира на коммунальной кухне — и такая тенденция обедняет значение костюма. Речь не о том, что костюм должен быть, как я любил в молодости, с десятью метрами страусовых перьев. Но на данный момент он просто перестает быть искусством — его значимость сведена к очень маленькому результату. Но я уверен: мы дождемся, когда уровень театрального костюма снова будет действительно художественным, как в работах Головина или Добужинского в Александринском театре начала века.

Страница 5

А как с помощью компьютерного оборудования сделать вышивку, которую не отличишь от ручной?

В двух словах это объяснить невозможно. Единственное, что я могу сказать — почему у меня получаются удивительные вещи: нужно сначала точно понять условия игры, которые предлагают создатели компьютерной программы. Досконально изучить 600 страниц руководства. Просто набраться терпения и сделать это. И вот когда ты будешь все понимать — тогда, владея всеми инструментами, что есть, сделаешь все как художник. Может быть, в моих вышивках пока не все идеально, но идеальным это станет для меня тогда, когда я смогу сказать, что техническая сторона вопроса меня не волнует, и я занимаюсь только творчеством. Говорят, что ручная вышивка хранит ощущение человека, который вышивал иголкой. А почему она не может хранить тепло моих рук, когда я прорабатывал рисунок в программе несколько дней, подбирая стежок к стежку? Ведь творческий заряд я в эту работу вкладываю сам. К сожалению, мы мало любопытны в привлечение новых технологий. Это неправильно. Как только мы начнем их широко использовать в театре, то и костюмы станут совсем другими, намного точнее и интереснее, чем сейчас.

Вы, как человек творческий, знаете о таком понятие как вдохновение. Откуда вы его черпаете?

Я думаю, что у меня нет сложности сгенерировать в себе творческую энергию, скорее иногда ее некуда девать. В одной пьесе есть замечательная фраза: «Как бы мне найти в себе тот самый кран, что открывает, или перекрывает фонтан вдохновения». Вот это самое сложное у творческого человека — найти это механизм регулирования. Мне пока везет: мне не нужно заставлять себя искать вдохновение. Может быть потому, что я участвую только в тех проектах, что мне действительно интересны.

Скажите, над чем работаете сейчас? Что ожидать от мастера в ближайшее время?

У меня «сказочный период»: сейчас выпускаю «Кота в сапогах» в «Детском театре на Неве», потом будет «Золотой ключик». Делать сказки — это мечта любого художника, ведь там можно столько всего придумать!